>
От Эксперта Алёны Новак- Мои статьи и услуги!
Главная » От Эксперта » О Москве

Как образовались улицы в Москве
Москва доисторическая и первых веков своего исторического существования не имела улиц в современном смысле слова, как застроенных по обеим сторонам дворами дорог. В то время, как показали археологические раскопки, населенными местами на территории современной Москвы были высокие холмы по берегам реки Москвы и некоторых впадавших в нее речек и ручьев. На этих холмах находились «городища» — окруженные земляным валом поселения в один или несколько дворов с землянками. На правом берегу реки Москвы, у стен бывшего Андреевского монастыря, найдено Андреевское городище; на левом, на строительной площадке Дворца Советов, — Чертольское, на месте Оружейной палаты в Кремле — Кремлевское; на Гостиной горе, близ устья реки Яузы, — Яузское; близ Дворца культуры Автозавода в Ленинской слободе — Симоновское; на углу Трубной и Садовой-Сухаревской улиц — Драчевское и др.
Жившие в городищах славяне-вятичи занимались земледелием, скотоводством, охотой и рыбной ловлей.
Связь между городищами поддерживалась по рекам и ручьям и отчасти, может быть, по тропинкам в вековом лесу, тогда окружавшем городища.
По реке Москве, пробираясь из Каспийского в Балтийское море, проезжали купцы, которые по пути вели торговлю с жителями городищ, как показывают найденные в Чертольском городище в 1838 году арабские монеты IX века.
Но в середине XII века, к которому относится начало истории Москвы, кроме речных путей и торговой дороги по Москве-реке, несомненно, существовали уже и сухопутные дороги, связывавшие Москву с окружавшими ее городами. Документальных сведений о них нет, но по многим косвенным данным можно предполагать, что у нынешнего Большого Каменного моста, на месте которого в древности был брод, пересекались две дороги — Новгородско-Рязанская и Смоленско-Владимирская. Первая шла через Волоколамск и потому называлась в древности «Волоцкой» дорогой; она проходила по современным улицам Красной Пресне, Баррикадной, Поварской, Знаменке, улице Серафимовича (Всехсвятской), Большой Полянке, Большой Серпуховке и Большой Тульской. Вторая дорога шла из Киева и Смоленска в Ростов Великий, Суздаль и Владимир и проходила в Москве мимо Новодевичьего монастыря, по Пречистенской набережной, затем набережной Кремля и Китай-города (но дальше от реки, за современными их стенами), по Китайгородскому проезду, Большой Лубянке, Сретенке, проспекту Мира, Ярославскому шоссе. Конечно, всех названных улиц тогда не было, шли только пробитые в лесах просеки, а на лугах — проселочные дороги. Приводя здесь и дальше названия современных улиц, мы под ними разумеем только их примерную трассу.
Московская земля в то время принадлежала Владимиро-Суздальскому княжеству, была его юго-западной окраиной, близ границ с Рязанским, Черниговско-Северским, Смоленским княжествами и владений Великого Новгорода. С ними часто велись войны, и потому в 1156–1158 годах по распоряжению великого князя владимиросуздальского Юрия Владимировича построили близ узла дорог, на высоком тогда холме, образованном впадением в реку Москву реки Неглинной, маленькую деревянную крепость, которую назвали «Москва-град». Эта крепость явилась зерном, из которого выросла Москва. Возле крепости в XII–XIII веках существовал уже «посад» — поселок с постоянно проживавшими в нем купцами и ремесленниками и с постоянным рынком. Первоначально он располагался у самого брода на месте Большого Каменного моста, на «подоле» (нижней южной части) Кремля, но по мере роста занял местность и к востоку от последнего, между рекой Москвой и рекой Неглинной. Уже в XIII веке, как предполагает И. Е. Забелин, к нему прошел конец «Волоцкой» дороги от современной Арбатской площади. Тогда же повернула к посаду и дорога из Владимира — от Лубянской площади по Никольской улице и внутри Кремля — от Никольских ворот к его центру. С древнего «пристанища» (пристани) близ устья Яузы прошла на посад в XIII веке и современная улица Варварка.
Постройка Иваном Калитой в 1339–1340 годах дубовых стен Кремля с расширением его территории на восток — до линии, которую можно мысленно провести между современными Малой Арсенальной башней в Александровском саду и серединой между Петровской башней и 2-й Безымянной на набережной Москвы-реки, — с включением в состав Кремля и части торгового «подола», отодвинула посад к востоку. Дорога по улице Воздвиженке стала вести уже в Кремль, а не в посад, и потому «Волоцкая» дорога была перенесена на Никитскую улицу, идущую от современной Кудринской площади до Малой Арсенальной башни в Александровском саду. Дорога на посад с юга, шедшая в этом веке не столько из Рязани, сколько из Золотой Орды, перешла с Большой Полянки на Ордынку, и с последней, доходившей тогда до Москвы-реки, был переброшен через реку Москву деревянный мост.
Дубовая стена Кремля сгорела в пожаре 1365 года. При постройке новой каменной стены в 1367–1368 годах Кремль был снова расширен к востоку, оттеснив посад на современную Красную площадь и дойдя до последней между Спасскими воротами и набережной реки Москвы. Но треугольник между Спасскими воротами, Малой Арсенальной и Большой Арсенальной башнями еще не входил в состав Кремля, и Новгородская дорога на посад шла по-прежнему по Большой Никитской улице, имея напротив последней деревянный мост через реку Неглинную.
К этому мосту в XIV веке направлялась и Смоленская дорога, изменившая свое старое направление. Именно с середины XIV века она, перейдя вброд реку Москву у нынешнего Новодевичьего монастыря, пошла по современным Большому Саввинскому переулку, Плющихе, Арбату и Воздвиженке. Тверская дорога прошла по Тверской улице, а Дмитровская дорога — по Большой Дмитровке и площади Революции. Москва в это время вела уже обширную торговлю с окружавшими ее городами, была центром ремесла и искусства и оживленно торговала с Золотой Ордой и другими восточными странами. «Сурожские гости» — купцы из крымского города Судака — побывали в Москве уже в 1356 году.
Из всех окружавших городов шли дороги в Москву; все они в конце XIV века были заселены слободами выходцев из этих городов и превратились вблизи Кремля и посада из дорог в улицы: Смоленская (Смоленская улица), Новгородская (Большая Никитская улица), Тверская (Тверская улица), Дмитровская (улица Большая Дмитровка), Татарская (Большая Татарская улица), Ордынская (Большая Ордынка), Серпуховская (Большая Полянка), Калужская (Большая Якиманка).
К этому мосту в XIV веке направлялась и Смоленская дорога, изменившая свое старое направление. Именно с середины XIV века она, перейдя вброд реку Москву у нынешнего Новодевичьего монастыря, пошла по современным Большому Саввинскому переулку, Плющихе, Арбату и Воздвиженке. Тверская дорога прошла по Тверской улице, а Дмитровская дорога — по Большой Дмитровке и площади Революции. Москва в это время вела уже обширную торговлю с окружавшими ее городами, была центром ремесла и искусства и оживленно торговала с Золотой Ордой и другими восточными странами. «Сурожские гости» — купцы из крымского города Судака — побывали в Москве уже в 1356 году.
Из всех окружавших городов шли дороги в Москву; все они в конце XIV века были заселены слободами выходцев из этих городов и превратились вблизи Кремля и посада из дорог в улицы: Смоленская (Смоленская улица), Новгородская (Большая Никитская улица), Тверская (Тверская улица), Дмитровская (улица Большая Дмитровка), Татарская (Большая Татарская улица), Ордынская (Большая Ордынка), Серпуховская (Большая Полянка), Калужская (Большая Якиманка).
На левом берегу реки Москвы, за Кремлем и посадом, слободы были настолько заселены, что правительство Василия I сочло нужным оградить их от набегов литовцев земляным валом со рвом, который протянулся по линии современного Бульварного кольца от реки Москвы до Сретенских ворот и создал впервые это полукольцо. Ров здесь впервые указан в летописи под 1389 годом. Именно Рождественский монастырь обозначен как «Рождество на Рве» (ПСРЛ, VIII, 60). На валу, несомненно, уже в это время были ворота: Чертольские (Пречистенские, Кропоткинские), Арбатские, Никитские, Тверские, Дмитровские, Петровские и Сретенские, тогда еще не имевшие этих названий. К воротам подходили извне дороги, позже превратившиеся в улицы (современные Остоженка, Пречистенка, Арбат, Поварская, Большая Никитская, Малая Никитская, Тверская). Летопись отмечает, что в 1394 году Василий I копал ров и от Кучкова поля (у Сретенских ворот) до Москвы-реки, но неудачно. Можно предполагать, что только в XVI веке ров и вал были сооружены на месте восточной части современного Бульварного кольца. Но в XIV и XV веках между улицей Большой Лубянкой и рекой Яузой в нижнем ее течении были еще не заселенные пространства, занятые лесом, ограждавшим Кремль и посад от нападения врагов с восточной стороны.
Между улицами постепенно образовались переулки, и в конце XVI века Москва уже была окружена по Бульварному кольцу кирпичной крепостной стеной с десятью воротами, а по Садовому кольцу — земляным валом со рвом и деревянной стеной. Планы XVII века показывают, что уже в это время Москва в пределах Садового кольца имела все радиальные улицы и почти все переулки, существующие в настоящее время, а кроме того и множество не существующих теперь переулков.
Посад еще раньше, в 1536–1538 годах, был окружен кирпичной крепостной стеной, которая называлась «Китай-городом». Вскоре это название было перенесено на весь посад.
В 1603 году Борис Годунов заменил деревянный мост на Красную площадь через реку Неглинную каменным мостом, просуществовавшим до 1819 года, когдарека Неглинная была заключена в трубу.
За стенами Кремля, Китай-города и Белого города (как в XVII веке называли местность между центром и Бульварным кольцом) находились обширные площади, по которым подходили улицы к воротам этих городов. В XVII веке площади были уже значительно застроены. Кроме того, в том же веке было застроено и пространство за воротами Земляного города (Садового кольца), причем ворота дали направление улицам, возникшим в XVII–XVIII веках. Особенно ярко это видно на примере Таганских и Калужских ворот. От первых отходят улицы Большая Коммунистическая, Таганская, Воронцовская и отчасти Большие Каменщики; от вторых — улицы Мытная, Шаболовка, Донская и Ленинский проспект.
За Садовым кольцом в XVII веке были построены слободы Хамовная (Хамовники), Ружейная, Конюшковская, Оружейная, Троицкая, Мещанская, Немецкая и другие, положившие начало многим улицам и переулкам внутри них.
Иностранцы, посещавшие Москву или писавшие о ней со слов путешественников в XVI–XVII веках, оставили в своих записках общие описания московских улиц.
Матвей Меховский (1521 г.) писал: «Москва — деревянная, а не каменная, имеет много улиц, и где одна улица кончается, там не тотчас же начинается другая, а лежит промежутком поле. И между домами тоже тянутся огороды, так что они идут не непрерывным рядом один за другим. У знати — дома побольше, а у простых людей — низкие».
Англичанин Ченслер (1553–1556 гг.) отметил: «Москва — город больше Лондона с его предместьями, но она… выстроена без всякого порядка. Дома там все деревянные…»
Барбарини (1565 г.) обратил внимание главным образом на жилища среднего и низшего классов населения. Он записал: «Там невероятное число церквей… нет улицы, где бы не было нескольких; иные из них побольше, иные поменьше, каменные и деревянные. Дома… малы, неудобны… В них одна комната, где едят, работают и делают все; в комнате одна печь, где обыкновенно спит вся семья…»
Николай Варкоч (1593 г.) писал: «Много рогаток на улицах, которые в ночное время запираются, но ворота в городской стене остаются незапертыми… Дома в городе все деревянные. У бояр очень большие дворы, на которых они имеют свои жилища».
Маржерет (1601–1611 гг.) отметил в своих записках о Москве: «Город наполнен деревянными домами; каждый дом обыкновенно в два жилья (этажа), с обширным двором для предупреждения пожаров… Самые улицы замощены досками».
Степан Кокаш (1602 г.) записал: «Дома и строения большей частью деревянные, неказистые, и не как у нас, а далеко один от другого. Комнаты большей частью с дымными печами, без стеклянных окон».
Петр Петрей (1608 г.) написал много любопытного о Москве и ее улицах: «Везде большие и широкие улицы, так что могут ехать четыре телеги рядом (!). В дождик всюду бывает такая слякоть и грязь, что никому нельзя выйти без сапогов, оттого-то большая часть их главных улиц имеет деревянную мостовую. Дома у них строятся чрезвычайно высокие, деревянные, в две или три комнаты, одна над другой… Такие дома особенно стараются строить себе богатые дворяне и купцы, хотя внутри этих домов и немного найдется такого, чем можно было бы похвастать… У небогатых и бедных в обыкновенном употреблении курные избы, точно такие, как у крестьян в деревнях».
Павел Алеппский (1654 г.) дивился красоте и искусству постройки в Москве каменных палат знати: «Хоромы в этом городе большей частью все новые, построенные по-европейски. Мы не могли надивиться их красоте и затейливости, прочности и искусному изяществу, множеству окон и изукрашенных узорами колонн с каждой стороны… пестроте их масляной окраски внутри и снаружи стен; можно подумать, что они покрыты плитами настоящего мрамора или мелкой мозаикой».
Мейерберг (1661–1662 гг.) так описывает внешний облик улиц и дворов: «При большинстве дворов находятся обширные сады; к очень многим домам примыкают еще огороды, да, кроме того, разделяют их друг от друга довольно обширные луга; вперемежку с ними — бесчисленные, можно сказать, церкви и часовни».
Рейтенфельс (1671–1673 гг.) записал: «Улицы мощены не камнем, а деревянными бревнами, которые постоянно плавают в грязи либо покрыты слоем пыли; гладкая дорога бывает только зимою, когда все покрывается снегом и льдом. Дома горожан по большей части деревянные, с редкими окнами; впрочем, меж ними виднеются кое-где и каменные — бояр и иноземцев».
Эрколи Зани (1672 г.) находил, что в Москве «…улицы широки и прямы; много обширных площадей; вымощены они толстыми круглыми сплошными бревнами и укатываются санями, кои ездят по ним во множестве. При каждом жилище или боярских хоромах — дворы, службы, баня и сад. Хотя большая часть строений там из дерева, однако снаружи они очень красивы и вперемежку с хоромами бояр представляют чудесный вид. Самые лучшие и высокие здания не бывают больше, чем в два яруса, а у простого народа — в один».
Мы привели далеко не все отзывы о московских домах и улицах, подчас противоречивые, из которых, однако, можно сделать общие выводы, присовокупив сюда и сведения из русских источников. К числу последних относятся летописи, царские указы и другие правительственные документы, древние чертежи и пр.
В пределах современного Бульварного кольца, где жила знать, улицы были шириной в 4–6 сажен, а у ворот Белого города суживались до 2,5 сажени; но в иных местах они расширялись в площади, а кое-где и прерывались площадями. На улицы выходили большей частью деревянные заборы с воротами, конюшни, амбары и другие службы, перемежаясь с огородами и пустырями; за заборами находились обширные дворы, посреди которых стояли деревянные хоромы или каменные палаты, а по сторонам — поварни, кладовые, избы дворовых слуг и другие; за хоромами же или палатами обычно были плодовый сад и огород.
Такая планировка была продиктована главным образом предосторожностью против пожаров. Огонь в старину не заливали водой, а старались поскорей по пути его разобрать все строения и этим его ликвидировать.
Между Бульварным и Садовым кольцом стояли большей частью слободы ремесленников и торговцев, между которыми были кое-где и дворы знати и богатых купцов.
Дворы были маленькие, поэтому кварталы были изрезаны множеством переулков; избы деревянные, большей частью курные; стояли они по улице рядами и занимали по ней небольшой участок. Дворы были в несколько раз длиннее фасада, площадью в 100–150 квадратных сажен. За избой стояли службы — сарай или амбар, а за ним обязательно огород.
Слободы были отделены одна от другой рощами, полями или другими свободными участками. Посреди слободы обычно стояла церковь, рядом с нею — «братский двор», на котором сосредоточивалось самоуправление слободы. В стрелецких слободах вместо него стояла «приказная изба», возле которой находились дворы полковников, или стрелецких голов. Дворы стрельцов были еще меньше, чем дворы ремесленников.
За Садовым кольцом находились «выгон» — пастбище скота (в XVII веке уже значительно застроенный) и пахотные поля, среди которых вились дороги в другие города. У самого Земляного вала на некоторых из них стояли слободы ямщиков и другие.
Таков был вид московских улиц в конце XVII века.
В 1700 и 1705 годах Петром I были изданы указы о замощении улиц Москвы в пределах Бульварного кольца булыжником; в 1701–1704 годах — о застройке Кремля и Китай-города, а в 1712 году — и Белого города каменными зданиями с запрещением строить здесь деревянные. При этом каменные здания должны были ставиться не во дворах, как прежде, а по улицам, примыкая одно к другому и выравниваясь по прямым линиям, параллельным противоположной стороне.
С тех пор улицы Москвы стали постепенно приобретать современный вид, и к концу XVIII века почти все они в пределах Бульварного кольца были замощены булыжником и застроены каменными домами «в линею», как выражался Петр I в своих указах.

В 1731 году вокруг Москвы была проведена новая таможенная граница — Кампанейский вал, замененный в 1742 году Камер-Коллежским валом с шестнадцатью заставами по главным дорогам. На первом геодезическом плане Москвы 1739 года видны не только почти все существующие и сейчас в пределах застав главные улицы и переулки Москвы, но и множество исчезнувших с того времени старых переулков (в связи с укрупнением строительных кварталов при каменном строительстве). В районе Садового кольца только Сретенка с идущими по обеим сторонам ее переулками благодаря особым условиям сохранила до настоящего времени дробность строительных кварталов, присущую ей в XVII веке.
В 1754 году были отменены внутренние таможенные пошлины, и Камер-Коллежский вал стал неофициальной границей города. При въезде в Москву через заставы здесь осматривали «подорожные» — путевые документы проезжавших. Лишь в 1806 году он стал полицейской границей города, а в 1864 году — официальной чертой, отделявшей его от уезда.
Но город, особенно в XIX веке, рос, несмотря на эти границы. Благодаря дешевизне земли в Замоскворечье и Хамовниках — за Садовым кольцом, а в других местах — за Камер-Коллежским валом строились фабрики, заводы, склады, товарные станции железных дорог, городские бойни и пр. Вокруг них возникали рабочие поселки со своими улицами и переулками, постепенно сливавшиеся с находившимися здесь древними селами и слободами.
В 1905 году, во время первой революции, царское правительство в целях борьбы с революционными рабочими учредило в Москве градоначальство, раздвинув полицейскую черту города на уездные земли. А 23 мая 1917 года городская черта была проведена по линии построенной в 1903–1908 годах Окружной железной дороги. И только после Великой Октябрьской социалистической революции эта окраина была застроена жилыми и промышленными зданиями с новыми улицами, площадями и переулками.
Рост территории города в течение 800 лет его исторического существования характеризуется следующими цифрами:
1156–1158 годы. Постройка Юрием Долгоруким деревянной крепости площадью около одного гектара.
1485–1495 годы. Постройка кирпичных стен Кремля на современном их месте — 28 гектаров.
1534–1538 годы. Постройка стен Китай-города, окружавших площадь, вместе с Кремлем — 91 гектар.
1586–1593 годы. Постройка стен Белого города, который вместе с Кремлем и Китай-городом имел площадь 542 гектара.
1592–1593 годы. Постройка Земляного вала, охватившего площадь 1887 гектаров.
1731–1742 годы. Постройка Камер-Коллежского вала, охватившего 7089 гектаров.
1878–1917 годы. Площадь Москвы в муниципальной черте — 9149 гектаров.
1905–1917 годы. Площадь Москвы в полицейской черте — 17 685 гектаров 1917 год. Площадь Москвы в черте Окружной железной дороги — 24 200 гектаров 1935 год. Площадь Москвы в городской черте — 28 500 гектаров.
Население Москвы исчислялось следующим образом:
В 1785 году в пределах КамерКоллежского вала насчитывалось 86 улиц 672 - фото 35
В 1785 году в пределах Камер-Коллежского вала насчитывалось 86 улиц, 672 переулка, 5 площадей.
В 1915 году в муниципальной черте, охватившей на 2060 гектаров более территории, заключавшейся внутри Камер-Коллежского вала, было 347 улиц, 794 переулка, 144 проезда, 79 тупиков, 88 площадей и 32 набережных. Всего проездов в 1785 году было 763, а в 1915 году — 1484, почти вдвое больше. Появились эти улицы, площади и переулки на месте бывших пустырей, полей и пр.
В 1945 году всех улиц, переулков и проездов в Москве насчитывалось около трех тысяч.
Количество дворов в Москве, с одной стороны, увеличивалось в связи с ростом численности населения и укрупнением территории города; с другой стороны, уменьшалось из-за расширения в XVIII веке больших дворянских дворов на месте десятков маленьких слободских и стрелецких, а в XIX веке — в связи со строительством каменных домов.
Дворов в Москве в 1701 году насчитывалось более 16 тысяч, в 1785–8500, в 1812–9200, в 1867 — 13 150, в 1912 году — 24 630, в 1939 — около 30 тысяч. Иностранцы, приезжавшие в Москву в XVI–XVII веках обнаруживали в ней очень много церквей. Сложилась даже поговорка, что в Москве их — «сорок сороков», на основании чего многие определяют их количество в 1600 единиц. Но это неверно: в старой Москве XVII–XVIII веков «сороком» называли одну из шести частей, на которые была разделена Москва в церковно-административном отношении. В 1785 году во всех шести «сороках» насчитывалось 262 приходские церкви, то есть в среднем 45 церквей на «сорок». Такое же количество приходских церквей, не считая домовых, было и в XV–XVII веках, и в начале XX века. По указанию исследователя московских церквей М. И. Александровского, их количество никогда не превышало 500 единиц вместе с домовыми и монастырскими церквами.
Обосновавшись на посаде, бояре, духовенство и другие влиятельные лица добились от правительства в годы правления государством за малолетством Ивана IV его матери Елены Глинской обнесения посада каменной крепостной стеной с башнями-воротами. Она была построена в 1535–1538 годах по последнему слову тогдашней техники. Строил ее обрусевший итальянец Петрок Малый. Длина ее равнялась 1205 саженям, охватываемая ею территория посада — 57 десятин 596 квадратных сажен. Ворот было больше, чем перед 1934 годом, когда большая часть стен и башен была снесена. Кроме просуществовавших дольше других Воскресенских, Никольских, Ильинских, Варварских ворот, не считая появившихся в XVIII–XIX веках пяти «проломных», были еще ворота на современную Театральную площадь, Троицкие ворота к улице Рождественке и Москворецкие — на Москворецкий мост.
Новые стены посада, как и сам он, получили название «Китай-город». Существует несколько объяснений этого названия. Наиболее правдоподобным является объяснение, утверждающее, что «китай» в переводе с монгольского означает «средний», а «город» на древнерусском языке — «крепость»; «Китай-город» — «средняя крепость». Действительно, посад занимал середину Москвы, а на ее периферии, проходившей по современному Бульварному кольцу, с конца XIV века находились крепостной вал и ров, служившие окраинной линией обороны.
Иван Грозный построил в Китай-городе первый деревянный Гостиный двор на Ильинке и ряды лавок по восточной стороне Красной площади. Многих бояр и дворян он выселил отсюда с их дворов и велел купцам переселиться в Китай-город из других частей Москвы. Но после смерти царя, надо думать, прежние владельцы возвратились в свои дворы, а купцам вновь пришлось уйти из Китай-города. Переписи XVII века показывают незначительное количество дворов купцов в Китай-городе.
В конце XVII века сюда были переведены из Кремля и некоторые приказы, пока там строили для них новые здания, и поселилось много приказных — дьяков, подьячих, сторожей и др. Перепись 1701 года фиксирует в Китай-городе кроме монастырей, церквей, приказов и некоторых других казенных зданий 272 двора, из которых 152 принадлежали духовенству, 54 — боярству и дворянству, 24 — дьякам и подьячим, 6 — разным дворцовым служащим, 29 — посадским людям, главным образом — торговцам, 6 — городским служащим и один — крепостному человеку.
Под дворами находилось 48,4 % всей территории Китай-города. Средний размер двора равнялся 245 квадратным саженям. Правда, было здесь несколько дворов, имевших более 1000 квадратных саженей, но зато у духовенства, на которое приходилось больше половины всех дворов, многие дворы были размерами менее 100 квадратных саженей. Они помещались главным образом в Зарядье и, несмотря на малые размеры, имели еще «захребетников», арендовавших церковную землю для установки на ней своих изб, которые тогда рассматривались как «движимая собственность».
В XVIII веке, как и в XVII, Китай-город сосредоточивал в своих гостиных дворах, рядах и лавках почти всю оптовую и розничную торговлю Москвы. От этого улицы его почти целый день были полны народу, московского и пришлого. Так как большинство дворовых строений и лавок были деревянные, то от неосторожности с огнем здесь часто случались пожары. Петр I в 1704 году потребовал, чтобы дворы и лавки в Китай-городе строились исключительно каменные, но и в конце XVIII века здесь еще встречались деревянные строения и лавки.
В 1680-х годах главные башни Китай-города были надстроены русскими каменными шатрами, изменившими их облик; Троицкие и Козмодемьянские ворота были заложены.
В XVIII веке, именно в 1707–1708 годах, когда в ожидании нападения на Москву Карла XII вокруг стен Китай-города были построены огромные земляные бастионы со рвом перед ними, выход из главных башен-ворот был закрыт. Его не открыли и после победы Петра над Карлом XII при Полтаве в 1709 году, так как перед воротами находились наиболее длинные и мощные бастионы, а пробили в стенах у Никольских, Ильинских и Варварских ворот особые «проломные» ворота. В 1782 году такие ворота устроили и на Москворецкую набережную.
В 1819–1823 годах земляные бастионы Петра I были срыты, но открыты для проезда только Ильинские ворота; на Никольской улице в 1820 году были устроены еще одни «проломные» ворота, а стоявшие у въезда с Москворецкой улицы на мост Москворецкие ворота совсем снесли.
В XIX веке розничная торговля в значительной мере ушла из Китай-города, сосредоточившись в домах по улицам Москвы и на местных рынках, но оптовая оставалась еще почти целиком в Китай-городе. К имевшимся гостиным дворам и складам прибавилось много новых складов, вытеснивших жилье. Даже в Зарядье было много складов. Рядом с ними были заведены в больших многоэтажных каменных зданиях купеческие конторы, банки, биржа. Монастырские подворья превратились в купеческие гостиницы, сохранившие название «подворий». Харчевни заменились трактирами и ресторанами. В 1843 году была пробита калитка у заложенных Троицких ворот напротив улицы Рождественки. В 1871 году соорудили последние «проломные» ворота с башней, а возле — улицы с магазинами; образовался «Третьяковский проезд», названный так по фамилии инициатора его устройства на части своей земли, подаренной городу, — С. М. Третьякова. Строил проезд, башню и магазины архитектор Каминский.
В 1934 году большая часть северной и восточной стен Китай-города с башнями и воротами была снесена, и территория пошла на расширение Театрального и Китайского проездов. Древняя замкнутость Китай-города была ликвидирована. Временно осталась стена лишь в конце Китайгородского проезда, между Варваркой и Москворецкой набережной и по этой последней — до Москворецкой улицы. Небольшие остатки стен сохранились на Театральной площади и на площади Революции.
Красная площадь в Москве, как и Кремль, известна всему миру. По своему архитектурному ансамблю она является одной из красивейших площадей Европы. На нынешнем своем месте площадь появилась в конце XV века, когда из Кремля был окончательно вытеснен за его новые стены, построенные Иваном III, находившийся там главный московский торг.
Указы Ивана III 1493 и 1495 годов об образовании вокруг Кремля свободной площади (плацдарма) заставили снять с территории современной Красной площади дома, дворы, лавки и церкви посада. Образовалась площадь, на которой допускалось торговать только с рук, скамей, легких шалашей и кадей. Главный же торг сосредоточился в рядах лавок к востоку от площади.
В 1508 году в целях усиления обороноспособности Кремля вдоль кремлевской стены по площади от реки Москвы до реки Неглинной был вырыт крепостной ров шириной 17 сажен, глубиной от 4,5 до 6 сажен, в который в 1516 году была пущена через подземный тоннель вода из запруженной на современной Театральной площади реки Неглинной.
Ров был обложен белым камнем и огорожен с обеих сторон невысокими кирпичными стенами, в которых в 1602 году сделали зубцы, подобные кремлевским. Через ров из Никольских, Фроловских (Спасских) и заложенных в XVII веке Константино-Еленинских ворот были переброшены деревянные мосты, в конце XVII века замененные каменными.
Красная площадь в XVI веке имела недалеко от Фроловских ворот крутой обрыв к Москве-реке. На вершине обрыва стояла в середине XVI века деревянная церковь Троицы с небольшим кладбищем. По этой церкви площадь называлась Троицкой. Вдоль рва стояло несколько маленьких деревянных церквей «на крови», построенных на месте казни некоторых знатных лиц.
Механизм часов длиной 3,6 метра, шириной 3,1 метра, высотой 3 метра помещается в девятом этаже башни, колокола — в десятом. Из 35 колоколов один является часовым, 9 — для четвертей часа, 25 — для курантов. Большой часовой колокол весом 2211 кг отлит в 1769 году Семеном Можжухиным (есть и другие колокола его же работы). Среди колоколов есть три голландских: один — 1628 года, два — 1702 года.
В конце XVII века были надстроены красивыми русскими шатрами все другие башни Кремля и башни Китай-города.
В 1699 году на месте современного Исторического музея было построено красивое здание Земского приказа, выходившее главным фасадом на современный проезд Воскресенских ворот, а боковой стороной — на Красную площадь. Стоявшие поперек проезда в стене Китай-города Воскресенские ворота были надстроены в 1680-х годах палатой и двумя одинаковыми шатрами. Из окон этой палаты царь со своим семейством тайно смотрел на церемонию въезда в Москву иностранных послов.
Ряды каменных лавок на Красной площади между современными Никольской улицей и Ильинкой существовали уже в конце XVI века. Они были построены в 1595 году по указу царя Федора Иоанновича. А между Ильинкой и Варваркой в 1641 и 1664 годах были построены Гостиные дворы. Южнее Варварки в XVII веке стояли ряды деревянных лавок. Всего в рядах и Гостиных дворах насчитывалось до 4000 лавок. На самой Красной площади был оставлен лишь торг съестными припасами из шатров, шалашей и с рук.
От Спасского моста по направлению к улице Ильинке тянулся длинный ряд деревянных лавочек, в которых продавались книги, большей частью рукописные, и «фряжские листы» (гравюры); за ними возле Лобного места, на южной стороне площади, и возле Никольских ворот Кремля, с северной стороны, стояли каменные помосты — «раскаты» — с пушками наверху, построенные для защиты Кремля; однако в XVII веке эта защита была уже не нужна, и «раскаты» сдавались внаем под лавки. В 1636 году под большими пушками («раскатом»), что у Лобного места, сделаны были 22 каменные лавки, кладовая и погреб, которые были сданы «из оброку на 10 лет стретенскому тяглецу Ивашке Тюка». В «раскате» возле Никольских ворот в конце XVII века находились кабак Данилова и лавки с фруктами, сдававшиеся ему «из оброку» — ежегодной арендной платы. На кабатчике лежала обязанность чистить находившиеся на «раскате» пушки до блеска. Данилов на свои средства перестроил «раскат» и даже соорудил безвозмездно ограду у Казанского собора.
Красная площадь была незамощенной, и только от Спасских ворот к Ильинке и от Никольских к Никольской улице тянулись деревянные помосты («мосты») для проезда в Кремль.
В 1670 году площадь имела в длину — от Лобного места до Никольского моста — 135 сажен. Никольский мост через ров, как и Спасский, имел в длину 21 сажень, в ширину 5 сажен. От Никольского моста до Неглиненских (Воскресенских) ворот было 34 сажени. Поперек, от церквей «на крови» до рядов, Красная площадь имела 32 сажени, а от Спасского и Никольского мостов — 46 сажен.
В XVII веке на площади в Вербную субботу происходило «библейское действо»: из Кремля к Лобному месту и обратно шел крестный ход, причем царь вел за узду осла, на котором восседал патриарх.
В 1678 году это «хождение на осляти» было отменено. 11 июля 1682 года на Лобном месте была отсечена голова Никиты Пустосвята, а указ от 5 февраля 1685 года повелевал и впредь на Лобном месте совершать всякие казни.
В 1697 году на Красной площади была совершена казнь над Цыклером с товарищами, а в 1698 году Петр I казнил здесь мятежных стрельцов. Это событие запечатлено в картине Сурикова «Утро стрелецкой казни», хранящейся в Третьяковской галерее.
В XVII веке Красная площадь во все времена года в течение всего дня была запружена толпами народа. Шли через нее в ряды за покупками, приходили, чтобы потолкаться среди народа и послушать, что делается на свете (газет тогда еще не было). Через площадь в Кремль проезжали иностранные посольства и русские послы из чужих земель, проходили знатные и простые люди, приехавшие в Москву из разных городов и сел, чтобы разрешить свои дела в приказах, помещавшихся в Кремле. Оттуда тоже выносились разные новости, и площадь шумела с утра до ночи.
При отступлении из Москвы Наполеон приказал взорвать собор Василия Блаженного, стены и башни Кремля, однако на Красной площади взорвалась лишь верхушка башни Никольских ворот и упала в ров часть кремлевской стены по обе стороны от них. В 1816–1820 годах башня была надстроена новым шатром, кремлевская стена восстановлена.
Собор Василия Блаженного был окружен с востока, юга и запада каменным контрфорсом, по которому, а также по северной стороне установили решетку, снятую с Неглиненского канала, в то время упрятанного под землю.
Вдоль кремлевской стены был разбит бульвар из двух рядов деревьев, а у Спасских и Никольских ворот построены часовни.
В 1875–1883 годах на месте бывшего здания Земского приказа построили стоящий здесь доныне Исторический музей в модном тогда псевдорусском стиле (строители — архитектор Шервуд и инженер Семенов). В 1887–1894 годах в том же стиле были выстроены Верхние торговые ряды (строил академик Померанцев) и Средние торговые ряды между Ильинкой и Варваркой (строил архитектор Клейн). В свое время Верхние ряды являлись одним из самых грандиозных в Европе пассажей.
В 1892 году Красная площадь была освещена электричеством. В начале XX века через площадь после долгой борьбы Городского управления с Московским археологическим обществом был проведен трамвай, удаленный отсюда лишь в советское время.
С древнейших времен весной на Красной площади устраивались «вербные гулянья». Генерал-губернатор Москвы З. Г. Чернышев так писал о них Екатерине II 2 марта 1782 года: «В Вербную субботу было здесь так называемое первое гулянье, которое состояло в том, что великое множество обоего пола дворян и купечества в каретах по Красной площади к Спасскому мосту, а оттуда через Кремль во всяком порядке, от полиции устроенном, проезд имели, что и продолжалось после обеда часа четыре, при несказанном числе зрителей, стоявших по улицам и на площади. Сие гулянье по древности своей памятно в народе от бывших патриарших процессий и теперь еще столько занимает его, сколько и другия лучшаго вкуса».
С 1863 года сюда была перенесена и часть гулянья, устраивавшегося «под Новинским» (на современном Новинском бульваре). В конце XIX — начале XX века к ним прибавились еще «Вербные базары». Для последних в западной части площади строилось много легких деревянных палаток и ларьков, в которых продавались детские игрушки, пряники, конфеты и т. п. С утра до вечера дети с родителями со всего города стекались на этот базар так, что, как говорится, «яблоку негде было упасть».
В то же время по восточной половине площади, оберегаемой от проникновения на нее народа городовыми и жандармами, проезжали в ряд богатые экипажи, запряженные красивыми лошадьми. В экипажах сидели разодетые в дорогие меха, украшенные золотом и брильянтами жены и дочери московских богачей.
27 января 1924 года на Красной площади во временно построенном по проекту академика А. В. Щусева деревянном мавзолее было положено тело основателя Советского государства, вождя революции В. И. Ленина. Временный мавзолей в 1929 году был заменен постоянным из лучших пород гранита и мрамора. По обеим сторонам мавзолея в 1930 году были устроены трибуны, а вдоль кремлевской стены посажены ели. За елями в кремлевской стене видны мраморные доски с именами выдающихся деятелей Советского государства, останки которых хранятся здесь после кремации.
Здесь помещаются урны с прахом С.М. Кирова, В.В.Куйбышева, А.М.Горького, Н.К.Крупской, А.С.Щербакова. Перед ними — могилы Я.М. Свердлова, Ф.Э.Дзержинского, М.В.Фрунзе, М.И.Калинина, А.А.Жданова и др.
В ноябре 1941 года немецкие полчища были всего в нескольких десятках километров от Москвы. Столице грозила смертельная опасность, но 7 ноября на Красной площади, как и в мирное время, состоялся парад наших войск. Он сыграл выдающуюся роль в укреплении морального духа как среди военных, которые прямо с парада отправлялись на фронт, так и среди населения.
Много величественных военных парадов прошло на Красной площади, но такого, как парад Победы, состоявшийся в ознаменование победы над фашистской Германией 24 июня 1945 года, она еще не видела. Сюда со всех фронтов были собраны сводные полки, наиболее отличившиеся воины, от солдата до генерала. Шеренга за шеренгой проходили полки героев мимо мавзолея. Неожиданно музыка на площади стихла, и под дробные звуки барабанов к мавзолею подошла колонна бойцов со склоненными к земле вражескими знаменами. Поравнявшись с мавзолеем, колонна развернулась, и бойцы начали бросать на мокрую брусчатку знамена разбитых немецких корпусов, дивизий, полков, знамена с проклятым знаком свастики, еще недавно кичливо развевавшиеся над покоренными государствами Европы. И первым упал на мокрые камни личный штандарт Адольфа Гитлера.
…Красная площадь, замощенная раньше булыжником, в наше время покрыта синеватой гранитной брусчаткой. Вдоль кремлевской стены стоят ряды елей, удивительно гармонирующие с древней архитектурой Кремля. На его башнях горят рубиновые звезды. Перед древними Спасскими воротами сверкает красотой своих архитектурных форм и окраски памятник самобытного русского зодчества — собор Василия Блаженного. Замыкает площадь с северной стороны массивное здание Исторического музея, с восточной — здание бывших Верхних рядов.
От Эксперта О Москве
Добавил: cererra | | Теги: Как образовались улицы в Москве
Просмотров: 50
Всего комментариев: 0
avatar
Mоре информации
VIP квартиры Москвы
    Наш сайт-это большой, много летний труд интеллектуально го труда на радость всем нам! На сайте статьи, фото-видео, От Эксперта, Квартиры дома Москвы МО и За Рубежом.
QR-код:
Галерея
Наши контакты
    Phone:Тф:+7 903 708 1884 Email:vipelit@bk.ru Город:МО Железнодорожный Адрес:ул.Юбилейная д.3 Часы работы:С 10-00 до 20-30
Location in google Maps
">